VK128

Instagram

 

 

 

Очень важным в современном научном сообществе является обмен опытом и установление контактов между исследовательскими группами со всех концов мира. Мне тоже посчастливилось принять участие в этом процессе, выиграв грант Германской службы академических обменов (DAAD) для прохождения восьмимесячной стажировки в Техническом университете Ильменау (Германия). Благодаря DAAD также удалось принять участие в международной встрече молодых ученых  с нобелевскими лауретами в области физики, химии и медицины/физиологии в городе Линдау (LindauNobelLaureateMeeting).  Об этом и хочу рассказать.

О подготовке и оформлении документов можно при желании почитать на сайтах соответствующих программ, коротко хочу отметить главное, что необходимо для получения стипендии для проведения исследований. В первую очередь вам потребуется согласие принимающей стороны (зарубежного университета) в лице вашего будущего руководителя, поисками которого следует озаботиться заранее и самостоятельно. С ними же нужно предварительно составить и согласовать план работы на время пребывания за границей. Кроме того, необходимо будет подтвердить (предоставить соответствующий сертификат) владение иностранным языком, на котором вы планируете общаться с иностранными коллегами – в моем случае это был английский язык, подтвержденный международным экзаменом IELTS. Конечно, страшновато было ехать в страну, не зная ее государственного языка, но мне и тут повезло – всем стипендиатам с продолжительностью учебы/стажировки более шести месяцев DAADоплачивает двухмесячные интенсивные курсы немецкого языка, причем проходят они тоже в Германии. Таким образом, помимо собственно работы срок пребывания за границей увеличивается дополнительно на два месяца.

С товарищами в ПотсдамеЯ посещала курсы немецкого языка в языковой школе CarlDuisbergCentrumв самом центре Берлина, в пяти минутах ходьбы от красивейшей площади Жандарменмаркт, вместе с несколькими десятками других стипендиатов из стран ближнего и дальнего зарубежья – России, Армении, Испании, Мексики, Японии, Англии и пр. Вместе мы жили (как правило, в пустующих на летний период берлинских общежитиях) и проводили свободное время, коего, несмотря на интенсивную учебу, оставалось довольно много. Работники курсов отвечали не только за изучение нами языка, но и за культурную программу, поэтому за эти два месяца удалось неплохо изучить Берлин и его окрестности – посещали с ребятами огромный замковый комплекс в Потсдаме, ездили в Гамбург, участвовали в экскурсионной поездке в концлагерь Заксенхаузен ну и, конечно же, брали Рейхстаг. 

Два месяца пролетели очень быстро, и пришла пора разъезжаться по разным городам и начинать работать. Мой переезд, увы, затянулся на несколько месяцев, в течение которых я излишне близко знакомилась с немецкой медициной, сломав неудачно ногу. Однако ближе к зиме таки добралась до места прохождения стажировки и приступила к работе. Стажировалась я в группе под названием «Электроосаждение и гальванотехника» и занималась изучением процессов анодного окисления алюминия и использования полученных пористых мембран в качестве матриц для осаждения других металлов. Эта тема не имела ничего общего с проектом моей будущей белорусской диссертации, соответственно опыта подобной работы у меня не было и все пришлось осваивать буквально с нуля. 

2

3Что понравилось в организации научной работы в Ильменау – с одной стороны, очень высокая степень самостоятельности и независимости, когда один человек от начала и до конца планирует и осуществляет всю работу, практически не пересекаясь ни с коллегами, ни даже с руководителем, самостоятельно решая, когда и как проводить каждый этап. Едва ли не каждый может, пройдя инструктаж и получив допуск, работать на любом, даже самом дорогом приборе. У нас все-таки большинство шагов молодого ученого пристально контролируется и постоянно согласовывается с руководителем, а большую часть анализируемых данных получает для него кто-то другой (оператор соответствующего прибора). С возникающими проблемами тоже нужно справляться самостоятельно, однако совсем уж беспомощным ты не останешься – еженедельно проходят общегрупповые семинары, где один из ученых, чья выпадает очередь, рассказывает о своих успехах и неудачах и получает советы от коллег. Это позволяет быть в курсе того, чем занимаются коллеги, а также определить, к кому обратиться в случае чего за экспертной помощью. Кроме того, это и неплохая профилактика боязни публичных выступлений. Тем не менее, такая организация работы абсолютного новичка в моем лице поначалу сильно напугала: что и как делать, где что искать, кто за что отвечает… все пришлось выяснять методом тыка. Однако всю прелесть самостоятельного планирования рабочего дня не оценить нельзя!

А еще запомнилась организация студенческого досуга, с минимумом участия администрации и высоким уровнем доверия с ее стороны к студентам (которые, впрочем, тоже не подводят). Например, каждый месяц по вечерам работают киноклубы, где сами студенты подбирают репертуар фильмов, сами около полуночи закрывают после показа университетский корпус, сами же перед началом продают напитки, в том числе алкогольные (!), и все ведут себя при этом очень прилично. Для меня это было совершенно невероятно. Или, например, регулярно арендуют автобус для поездки в соседние города в театры (я ездила так с ними в Веймар, Кобург и Майнинген), и с удовольствием туда ездят.

4Коллеги, среди которых соотношение немцев к иностранцам было примерно равным, также оказались милейшими людьми. Отношения в коллективе у них очень близкие, раз в несколько месяцев обязательно проводятся общие вечеринки, приуроченные к какому-нибудь  национальному празднику либо Дням рождения членов группы. И  нерабочее время часто (по крайней мере среди молодежи) все проводят вместе, поэтому одинокой я себя не чувствовала – минимум пару раз в неделю то идем вместе в кино, то в кафе, то играть в настольные или подвижные игры… Словом, интеграция белорусского студента в международное сообщество прошла легко и успешно! И никакой стереотипной немецкой холодности-замкнутости-высокомерия лично я за десять месяцев не почувствовала ни разу.

Впрочем, два наиболее запомнившихся мне события обошлись без присутствия коллег. Первое – исполнение давнишней фанатской мечты, поездка на этап Кубка мира по биатлону в расположенный неподалеку от Ильменау городок Оберхоф. И второе, более интересное в плане науки – поездка в город Линдау для участия в международной встрече молодых ученых с нобелевскими лауреатами (LindauNobelLaureateMeeting). О последнем расскажу подробнее.

Вот уже более шестидесяти лет в немецком городе Линдау на Боденском озере, на границе Германии, Швейцарии и Австрии, проходят встречи многообещающих молодых (до 35 лет) ученых со всего мира с величайшими умами современности – нобелевскими лауреатами. Встречи эти обычно тематические, по специальностям, и на одну, как правило, приезжает не более десяти лауреатов. Мне же посчастливилось попасть на междисциплинарную встречу в области физики, химии, физиологии и медицины,  и увидеть собственными глазами около шестидесяти нобелевских лауреатов в этих дисциплинах (ну и порядка шести сотен молодых ученых).

Участие в такой встрече – шанс, выпадающий раз в жизни. Каждый молодой ученый имеет право быть приглашенным в Линдау только один раз, приехать повторно получится только в другом амплуа – собственно лауреата. При этом каждый участник встречи выбирается из множества желающих по всему миру на конкурсной основе, и преодолеть такой отбор очень и очень нелегко. Более того, не так-то просто даже попасть в список допущенных к участию в конкурсе. Как правило, большая часть потенциальных участников выдвигается спонсорскими и партнерскими организациями встреч. В Беларуси, увы, таких организаций не имеется. Меня, например, выдвинул на участие все тот же DAAD, который ежегодно имеет право подать на конкурс список из двадцати кандидатур. Как выяснилось позже, пройти отбор оргкомитета из этих двадцати удалось только семи – трем представителям Камеруна, одному американцу, одному русскому, девушке из Молдовы… и мне! Всего же Беларусь была представлена двумя участниками, причем оба номинированы немецкими организациями.

Участие во встрече формально является бесплатным, все расходы участникам – проезд, питание, проживание в течение5 недели  – оплачивают спонсорские организации (в моем случае опять-таки DAAD). Отдельно скажу о проживании: сам город Линдау разделен на две части, «материковую» и «островную», и все запланированные мероприятия проходили именно на острове – маленьком, меньше квадратного километра, сплошь покрытом старинными зданиями, причудливо извивающимися узкими улочками и яркими набережными. Именно на острове мне в числе некоторых особо удачливых участников и довелось прожить всю неделю, перемещаясь между зданиями театра и Ратуши для посещения различных мероприятий. 

К слову о мероприятиях: всего их было несколько видов. Утро начиналось с посещения лекций, проводимых по всему острову блоками по трое лауреатов (физик, химик, физиолог). Каждый из них за полчаса рассказывал залу что-нибудь интересное – либо детали работы, за которую в свое время получил Нобелевскую премию, либо о том, чем занимается его группа сейчас. Программа лекций была известна заранее, и каждый мог выбрать, кого из многочисленных выступающих он хочет услышать в первую очередь. К сожалению, за один раз можно присутствовать только на одной лекции, и многое пришлось пропустить, но все выступления записывались на видео и доступны для просмотра на официальном сайте встреч. Несмотря на то, что специалистом в области физики я не являюсь (а физиология – вообще темный лес), слушать не-химиков было едва ли не интереснее, чем химиков. Понимая, что аудитория собралась разношерстная, большинство лекторов не вдавались в узко специфические детали, а читали нечто вроде обзорных лекций по последним достижениям современной науки. Выходишь с такой лекции, существенно обогатившись знаниями и переполнившись вдохновением на совершение собственных открытий.

 После двух блоков лекций наступал обеденный перерыв, после чего начиналась вторая часть – дискуссии. Здесь каждый из утренних лекторов в отдельном помещении отвечал на вопросы тех, кто заинтересовался темой его утреннего доклада (или любой другой темой, находились и те, кто спрашивали о личной жизни, например). Здесь уже появляется возможность напрямую пообщаться с лауреатом, что-то у него уточнить, а то и получить полезный совет. Но главная возможность почерпнуть что-нибудь полезное – участие в мастер-классах. Многие лауреаты проводили по вечерам посвященные определенной тематике мастер-классы – еще до начала встреч из числа желающих они выбрали по четыре-пять человек, которые выступали с короткими презентациями о своей работе, а лауреаты и зрители (те, чьи заявки на выступление были отвергнуты) могли задавать вопросы и комментировать. Каждый участник мог присутствовать только на одном мастер-классе, я, например, посетила мастер-класс Курта Вютриха по теме «Ядерный магнитный резонанс» (но доклад не делала, а скромно сидела в зале).

6Что касается неофициальных возможностей пообщаться с лауреатами, рассказать им о себе или попросить о совместном селфи, то для этого в течение недели были организованы ужины, торжественные и не очень. Был, например, ужин, организованный Министерством образования Франции, где каждый гость получал буклет о возможностях французского высшего образования и маленький подарок-головоломку. Были тематические ужины, организованные спонсорами, и каждый участник ходил строго к своему. На ужин стипендиатов DAAD, например, был приглашен еще лауреат в области физики профессор Мартинус Велтман из Голландии, с которым у меня связано забавное воспоминание. Вообще, большинство приглашенных лауреатов были уже, мягко говоря, в годах, и потому отличались некоторой эксцентричностью. Профессор Велтман, например, прямо за ужином окуривал соседей сигарами, призвав всех, кто против курения, выйти из-за стола и удалиться. Сидящей рядом мне он также настойчиво предлагал закурить, протягивая раскрытый портсигар, а я, растерявшись, вежливо оправдывалась, что не курю. До сих пор жалею, что не взяла – какой бы сувенир остался, эх.

 

7

8Был еще неформальный вечер барбекю, был официальный баварский ужин, где все представители Германии щеголяли в национальных костюмах… В большом зале расставляли десятки столов, и за каждым присутствовал минимум один лауреат. Схема их рассадки была известна заранее, и, если поторопиться, можно было сесть за один стол с любимым ученым (особый ажиотаж был вокруг сэра Харольда Крото, английского химика, знаменитого открытием фуллеренов и тем, какие яркие, интересные лекции он читает в Линдау каждый год).

Наконец, в день закрытия встреч все участники выезжали на многопалубном пароходе на другой остров на Боденском озере, Майнау, известный своими парками с обилием редких цветов. Там проходила церемония закрытия и пикник, на котором также присутствовали все лауреаты. В ходе церемонии закрытия многие из них подписали Декларацию о климатических изменениях, в которой выступили за борьбу с проблемой глобального потепления. Помимо лауреатов естественнонаучных специальностей, в качестве специальных гостей присутствовали также лауреат 1986 г. по литературе Воле Шойинка и лауреат премии мира 2014 г. Кайлаш Сатьяртхи, которые тоже выступали с лекциями.

Ну и, конечно, не следует забывать о молодых ученых, которых собралось в этом году более 650. Каждому организаторы 9 напечатали по пачке визиток, дабы способствовать установлению контактов между потенциальными будущими светилами науки. Разумеется, нереально было за неделю перезнакомиться со всеми участниками, но все же польза от общения с единомышленниками выходит едва ли не большая, чем от встреч с лауреатами. Глядя на то, чего другие ухитряются достичь в своем юном возрасте, понимаешь, что ничего недостижимого для тебя нет, а слушая рассказы об их работе, открываешь для себя все новые и новые удивительные явления в мире. Несмотря на то, что со времени поездки в Линдау прошло уже несколько месяцев, мотивация моя к работе все так же сильна и неугасима, как в первые дни, когда воодушевление от блестящих перспектив мировой науки переполнило весь организм! 

 
Go to top